Сарик Андреасян: «Есть те, с кем вообще никогда не помирюсь — Дудь, Роднянский и так далее»

Сарик Андреасян: «Есть те, с кем вообще никогда не помирюсь — Дудь, Роднянский и так далее»

Сарик Андреасян: «Есть те, с кем вообще никогда не помирюсь — Дудь, Роднянский и так далее»

- В процессе режиссерской карьеры, конечно, были разные кинокомпании, возникали разные ситуации. И с нуля приходилось начинать. Но я всегда оставался в рамках своей профессии, не уходил в какие-то другие бизнесы.

- Да, за последние два года мы сняли с Володей несколько сериалов. Почему он? Мы хотели героя, который будет народным и в какой-то степени даже провинциальным олигархом. Важно было создать у зрителя понимание, что это все-таки человек из 90-х. Именно в те времена он заработал огромное состояние и теперь пытается стать частью британского общества, которое его никогда не примет. Английское комьюнити всегда подчеркнет — ты русский. Кстати, вот в Америке ты действительно становишься американцем. Ты можешь стать миллиардером Сергеем Брином — и все забудут, что ты из России. А в Англии всегда будешь русским. Поэтому было важно добавить в характер нашего героя долю провинциальности. А в Сычеве это есть.

- Зная Надю вот уже 15 лет, думаю, что у нее просто случился эмоциональный всплеск. Видимо, она перебирала в голове какие-то фамилии, и единственный, кого вспомнила, был я. Наверное, Надя выбирала между мной и Михалковым, а потом решила, что безопаснее обидеть меня. Я хорошо понимаю, что в те дни, когда началась эта заварушка, люди писали очень много глупых вещей. Могу, конечно, резко отреагировать в интернете, но не умею держать зла.

- Сколько было этих обидных историй! С Дудем, Минаевым, Лерой Кудрявцевой... Я могу бурно отреагировать в Интернете, но встречаться с человеком один на один, чтобы высказать ему что-то, не буду. Сам люблю пошутить в Сети, много раз подкалывал Петрова или Безрукова, хотя того же Сергея Витальевича снимал. А что касается самого факта оскорблений… Так получилось, что в нашей стране не так много режиссеров, которых знают люди. Если попросить прохожих на улице озвучить ассоциации со словом «режиссер», чьи имена они назовут? Михалков, Бондарчук, Бекмамбетов, Андреасян. Поэтому я ко всем выпадам от коллег по шоу-бизнесу отношусь спокойно. Уверен, когда встречу Надю в центре Москвы, она сама не будет знать, как себя вести в этой ситуации.

- С Хабенским, например, никогда не работал, но лишь по причине его занятости. Мы быстро запускаем проекты: написали сценарий и через 3-4 месяца готовы снимать. И когда обращаешься к таким востребованным артистам, они зачастую заняты. Говорят: «Да, давайте поработаем, но через полтора года, сейчас нет свободного времени». Ждать полтора года так себе... У кого-то есть терпение, у меня — нет. Поэтому пишем сценарий под другого артиста, менее популярного. Еще я бы поработал с кем-то из молодых восходящих звезд — Юра Борисов, Тихон Жизневский. Но я все равно не мыслю категориями «кого бы поснимать», потому что у меня к этому очень индустриальный подход. Мы много производим, поэтому снимаем артистов, которые нам подходят, свободны в данный момент и согласны с нашими условиями. Это нормальное явление.

-  В какой-то момент, сидя в холоде и грязи, вдруг понимаешь, что надо завязывать. Очень романтично, когда на премьеру приходят красивые люди, но когда сидишь рядом с болотом и отмахиваешься от комаров, испытываешь мало приятного. А комедии хороши тем, что всегда снимаются в каких-то благоустроенных, красивых локациях. Поэтому я чередую.

- Их много. Я, например, очень люблю «День сурка», «Служебный роман», фильмы Тодда Филипса, который снял «Мальчишник в Вегасе». Некоторые новые российские комедии прикольны. Последние 2-3 года все стало поинтеллигентнее, раньше был закос под Голливуд и много пошлости. Сейчас кино стало более семейным. Мне симпатична первая часть «Елок». Для меня идеальный расклад комедии — трогательно и смешно. В таком стиле мы снимали драмеди — «Мамы», «Гудбай, Америка». Раньше у меня были фильмы в духе «Американского пирога», но время ушло, зрители выросли, это уже не кажется веселым, про писюн уже не заходит. Например, «Гудбай, Америку» и «Бедного олигарха» люди смотрят, потому что тут нет пошлости.

- Есть те, с кем вообще никогда не помирюсь — Дудь, Роднянский и так далее.

-  Можно снять условного Джигурду, но он должен появиться в одном кадре, сказать какую-нибудь глупость и исчезнуть. Если мы говорим про серьезную роль, то, конечно, нет. Стараюсь, чтобы на площадке были только артисты, это залог дисциплины и понимания профессии. Когда приходят люди из шоу-бизнеса, им кажется, что они пришли на концерт — требуют внимания, создают кипиш на площадке, могут уехать посреди съемочного дня. В 2010-м я почти всех ребят из Comedy снял. Мы были первыми, кто привлек эстраду в кино. Мне все тогда говорили: «Зачем ты их снимаешь, это же не актеры». Я не понимал, отвечал: «Но ведь Бритни Спирс и Дженнифер Лопес играют в кино, почему нашим артистам нельзя?». Но в Америке другая культура. У них другая актерская школа. Они не учатся по пять лет в ГИТИСах и МХАТах, на конях не скачут, фехтованием не занимаются. Поэтому артист и певец в кадре демонстрируют очень сильную разницу в мастерстве. В нашей стране переобуться в хорошем смысле смог только Дима Нагиев.

(Маргарита Новак, «Стархит», 27.06.2022).


По материалам: intermedia
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий