Владимир Матецкий: «Любой вид искусства содержит элемент попсы»

Владимир Матецкий: «Любой вид искусства содержит элемент попсы»

Владимир Матецкий: «Любой вид искусства содержит элемент попсы»

— Мне исполняется 70 лет — дата круглая, симпатичная, она меня радует, не пугает (cмеется). Каких-то особых мероприятий я не планирую по понятным причинам. Такие мероприятия, как съемки, будут, но немного. Я несколько лет веду по пятницам музыкальную программу на радиостанции "Маяк" и накануне дня рождения в эфире поговорю про свои песни. Думаю, что сегодня будет правильным отметить так.

— Скажу честно: я не являюсь человеком, который любит "вставать на табуретку" и рассказывать о себе. Мне приятно, что живы мои песни, что я продолжаю сочинять, работать. Отнюдь не хочу критиковать своих коллег, которые активно занимаются собственным пиаром, — у каждого своя траектория движения. Но мне не хочется этим заниматься. А само, как известно, ничего не происходит.

— Говоря о том, что нет таких песен, надо сказать, что нет и таких фильмов, нет таких книг, таких спектаклей. Нет и таких актеров, по отношению к которым была бы любовь, как, например, к Евгению Евстигнееву или Анатолию Папанову. Мир изменился.

Знаете, мне не нравится, когда то там, то здесь от деятелей культуры слышны высказывания типа "попса одолела" по отношению к эстраде. Тогда надо и про все остальные жанры говорить, а ведь сегодня "непопсы" практически нет, она везде. Любой вид искусства содержит элемент попсы. А что это за слово такое — "попса"? Оно от английского popular — популярный, народный, общедоступный. Как тут не вспомнить про Бузову во МХАТе! Да и все остальное — ничуть не меньшая попса. Хочешь быть успешным — "попсовей". А успешными хотят быть все. А что касается песен, то сегодня этот жанр находится "не на той полке", на какой был в 60–70-е годы. Я застал кое-что из того времени: хорошо помню, как ждали песен, с каким благоговением относились к ним, что они значили…

- "Чистых" композиторов осталось немного: кто-то параллельно занимается организационной деятельностью, устраивает фестивали, кто-то вещает в интернете, ведет блоги, кто-то занимается концертной деятельностью. Интернет, конечно же, сильно все изменил. Я, например, и знать не знал, кто такая Блиновская (предприниматель, ведущая марафона личностного роста. — Прим. ред.), до интервью Собчак. Теперь не без удивления смотрю, какое же огромное количество "барышень" хотят, чтобы их "научили жизни". Вот чьи "песни" сегодня нужны людям — Блиновской! Но я все-таки стараюсь быть верным музыке, не изменять ей.

- Техническое образование, вообще-то, мне очень помогло в жизни, дало особый, с прищуром, взгляд на вещи. Не хочу утверждать, что мой жизненный путь самый правильный, но так уж случилось. Кстати говоря, очень большой процент популярных песен написали люди, у которых нет высшего музыкального образования. И в этом нет ничего необычного. Консерваторское образование — вещь замечательная, но писать песни там не научат. Я не знаю места, где учат писать песни. Песня — это особый вид творчества: кажется, что все так просто, а на самом деле — попробуй, ухвати! Это как с локтем, до которого никак не дотянуться… с поцелуем.

— У меня есть кое-какие песни, сочиненные еще в 60-е и оставшиеся нереализованными. Есть одна песня, которую я хочу сейчас записать, спеть самому. Не знаю, чего я жду — может, какого-то особенного настроения. Причем я сам написал и слова, и музыку. Она очень актуальная. Может быть, на днях соберусь и запишу. Самое время. Еще есть несколько интересных идей, которые остались после совместного с Юрием Чернавским магнитоальбома "Банановые острова". В следующем году, кстати говоря, альбому исполнится 40 лет — тоже срок немалый.

— Во-первых, надо разделить: есть композиторы, которые занимаются большой формой, классики, и есть композиторы-песенники. Давайте я расскажу о вторых. В советское время ВААП (Всесоюзное агентство по авторским правам. — Прим. ред.) было очень серьезной организацией. Авторы, у которых было несколько популярных песен, получали приличные деньги. А были и такие композиторы и поэты — это были единицы, — которые зарабатывали в месяц в 100 раз больше средней зарплаты рабочего. В правительстве была даже мысль ограничить эти заработки. Но это были единицы, кто получал такие гонорары. Авторы тогда были основными "капиталистами" на эстраде — артисты получали гораздо меньше, по ставкам. С приходом свободного рынка все резко изменилось: авторы были задвинуты за плинтус, а популярные артисты стали получать баснословные гонорары.

Что касается авторской ситуации сегодня, то многое изменилось по сравнению с 70–80-ми. Собрать деньги с интернета не так просто, хотя у песни могут быть миллионы просмотров. Но могу сказать, что авторы популярных песен получают приличные деньги, например за рингтоны. Можно ли жить на эти деньги? Здесь оценку дать трудно, поскольку у всех разные критерии потребления. Но когда я смотрю на дорогие спортивные машины некоторых молодых певцов, живущих с концертных гонораров, то думаю, что авторам такое не потянуть.

— Творческий процесс всегда разный, все зависит от взаимоотношений с исполнителем, от его характера. Иногда я показываю демо уже готовых песен, иногда идет совместная работа. Например, с "Машиной времени" мы собирались у меня на студии и писали песни вместе — благо с участниками группы я знаком с начала 70-х.

Интересный момент: часто бывает, что пишешь песню, имея в виду одного исполнителя, а в конечном итоге она попадает совсем к другому. Зная это, я порой сам умышленно показываю песни "не тому" артисту. Так что процесс бывает непредсказуемым.

Кстати говоря, дилетантским подходом является предложение артисту песен — копий старых хитов из его репертуара. Такое не проходит, ведь ему или ей нужно открывать новые горизонты.

- Если говорить упрощенно, то одним из препятствий является язык. У русского эстрадного или рок-артиста есть два пути: петь по-английски и вставать в очередь за тысячами и тысячами аналогичных исполнителей, которые это делают на родном языке, или петь по-русски. Здесь полезно посмотреть на группу Rammstein, которая поет по-немецки и достигла при этом глобального успеха. Они это сделали за счет ряда элементов, которые они смогли разработать с немецким перфекционизмом и донести до мирового слушателя, — это и концепция, и шоу, и манера исполнения. И это несмотря на то, что их язык знает далеко не большинство живущих на свете людей

У нас тоже периодически случаются прорывы: и в электронной музыке, и дуэт "Тату" попал на верхние строчки западных хит-парадов. Но как массовое явление это не так просто организовать: это должно быть поддержано индустрией — а туда входит, например, звукозапись — вложенными деньгами, заинтересованностью государства. С одной стороны, должен быть творческий аспект, с другой — производственный. Кстати, обратите внимание, что не очень получается системно прорваться на международный рынок и у отечественного кино. Аналогично: мешает отсутствие производственной базы и звездной системы — у нас нет своих актеров мирового уровня популярности.

— Дело в том, что "Евровидение", как любой ТВ-проект, существующий более 60 лет, очень хитро манипулирует форматом, то есть тем, что называется "евровизионный хит". Обратите внимание: конкурс все время "обнуляет ситуацию". Идут песни а-ля "Евровидение", все вроде бы начинают понимать формулу, а потом — бабах!

— Я думаю, что мир уже так устроен, что закрыться полностью не удастся, даже при желании. Но закрываться не надо — надо уметь брать отовсюду самое лучшее. Но и поддерживать свое, родное тоже обязательно нужно. Как сделать, чтобы был баланс, — непростой вопрос, который под силу только мудрым государственным мужам. Закрывание, завинчивание — это к хорошему не приводит. Культура требует свежего воздуха.

(Анастасия Силкина, ТАСС, 13.05.22)


По материалам: intermedia
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий