Филипп Киркоров: «Мое «Евровидение» будет в Кремле»

Филипп Киркоров: «Мое «Евровидение» будет в Кремле»

Филипп Киркоров: «Мое «Евровидение» будет в Кремле»

— Вы знаете, меня сейчас меньше всего волнует, что будет происходить на "Евровидении" дальше. Я свой вклад в "Евровидение" сделал, достаточно приличный. Сам участвовал, может быть, не самым удачным образом, зато потом все мои подопечные прекрасно выступили, включая Ани Лорак, Диму Билана, Сережу Лазарева, Диму Колдуна, сестер Толмачевых — все заняли высокие места. Я как продюсер, композитор и автор песен очень этим горжусь.

Мое "Евровидение" будет на сцене 30 апреля в Кремле.

- Моя голова сейчас в заботе о том, чтобы провести классно юбилейные концерты. Тем более ответственность вдвойне повысилась: за неделю до концертов все билеты были проданы. Тотальный солдаут. До этого было три аншлага в Петербурге. Для меня на четвертом десятке лет моей популярности это, конечно, очень дорогого стоит, и я очень горжусь тем, что сохранил такой интерес к себе на протяжении стольких лет

Это сложно, очень сложно в наше время, когда у людей бывают проблемы с финансами. И они все же находят возможность и, главное, желание посетить мое шоу. Пользуясь случаем, хочу сказать огромное спасибо всем моим поклонникам. Кремлевский дворец — это почти шеститысячный зал. Чтобы его заполнить сегодня на один концерт — уже подвиг, а на четыре — это подвиг, помноженный на четыре.

— Про перья и стразы пусть шутят, сколько хотят. Эти шутки на протяжении моей жизни стали банальными и несмешными. Сейчас и рэперы стразы надевают, и Ксения Собчак. А так, как это идет мне, не идет никому. Так что могут шутить. Ничего страшного, если над тобой смеются, гораздо хуже, если над тобой плачут.

Будут и стразы, и перья, и короны, и золотой плащ, который уже много лет, с моего первого шоу, остается неотъемлемым атрибутом, всегда присутствует в финале программы. Это традиция, которой уже 30 лет. И обычно такой плащ был от Валентина Юдашкина, но на сей раз этот плащ будет рук израильского дизайнера Алексея Селезнева.

— Великие доктора в лице Амирана Шотаевича Ревишвили в Институте Вишневского сделали все возможное, чтобы спасти его. Уже второй раз. Все-таки через месяц ему исполняется 90 лет. Я очень надеюсь, что он займет главное место в первом ряду и он и мои дети будут со мной в этот день.

— Когда ты поднимаешься, друзья узнают, кто ты. Когда ты падаешь, ты узнаешь, кто твои друзья. Я и падал, и взлетал. Круг, может быть, и не очень широк: 500 человек — это всего 250 пар. Я не приглашал по нужности-ненужности. Я приглашал по зову сердца, тех, кого я хотел видеть в зале. Практически все откликнулись, и они все мне дороги. Это и Сережа Лазарев, и Дима Билан, Яна Рудковская и Евгений Плющенко, Ирина Александровна Винер, Игорь Крутой, Лариса Долина, Андрей Малахов — крестный моих детей, Ирина Дубцова, Татьяна Анатольевна Тарасова.

— Мария Захарова сказала очень грамотно, когда появилась информация, что меня не пустили в Литву: репрессивное отношение к артистам стало настоящей визитной карточкой молодых европейских демократий. Все это странно.

— Это про меня, про мою жизнь. Это ведь вершина айсберга, что все так весело, перья, стразы. Все видят только это. А если копнуть, все не так блестит и сияет. Моя жизнь была достаточно непростой, в личном плане было всякое. Поэтому я вижу себя в этой роли.

— Должен быть порыв души — что-то выкладывать, радоваться, делиться фотографиями. Сейчас у меня не то настроение, чтобы изображать радость, чем-то "понтоваться". Нет настроения для соцсетей. И столько появилось времени! У меня есть странички во "ВКонтакте", в "Одноклассниках". Единственное, для чего я сейчас использую соцсети — это чтобы поддержать свои концерты, рассказать, что все хорошо, потому что запускается разная информация…

Очень много времени заняла подготовка шоу, мы день и ночь проводим в танцклассе. Потом, очень много времени занимают дети. А соцсети — это зло, которое отнимает у тебя все свободное время. Я даже рад, что этого стало сейчас поменьше.

— Жизнь преподносила мне много уроков. Может быть, такую мудрость Марка Твена: держитесь подальше от тех мелких людишек, которые стремятся лишить вас ваших амбиций. Лучше водите дружбу и равняйтесь на великих людей. И еще я бы им сказал: если каждый человек хоть чем-то поможет другому, то вы обновите себя, свои чувства и вы приблизитесь к богу. Потому что бог — это любовь. Будем любить, если нас не любят. Надо помогать друг другу.

— И меня прощают, и я прощаю. Я очень удивляюсь некоторым людям, которые есть в моей жизни и таят обиды в себе за какую-то мелочь. Обиду и даже агрессивную злость. Это ж с каким камнем в сердце надо жить, чтобы не простить человека, не отпустить великодушно в небеса эту неприятность. Даже некогда очень близкие мне люди ведут себя так.

Я всегда прощал, я не злопамятный человек. Даже если у меня большая проблема с человеком, проходит время, и я понимаю, что все это — суета, и прощаю. Вообще сердиться на людей означает считать их поступки чем-то важным, необходимо избавляться от этого ощущения.

(Анастасия Силкина, ТАСС, 26.04.22)


По материалам: intermedia
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий