Главная » Шоу-бизнес » Иван Ургант: «Это моя самая главная задача в жизни. Используя три-четыре слова, делать вид, что я глубоко разбираюсь в вопросе»

Иван Ургант: «Это моя самая главная задача в жизни. Используя три-четыре слова, делать вид, что я глубоко разбираюсь в вопросе»


Добавлено: 14 янв 2021 в 12:40, Категория: Шоу-бизнес
Иван Ургант: «Это моя самая главная задача в жизни. Используя три-четыре слова, делать вид, что я глубоко разбираюсь в вопросе»

ОБ ИЗУЧЕНИИ ИТАЛЬЯНСКОГО ЯЗЫКА

— Да, учил. Очень недолго.

О ЖИЗНЕННОЙ ФИЛОСОФИИ И ИТАЛИИ

— Это моя самая главная задача в жизни. Используя три-четыре слова, делать вид, что я глубоко разбираюсь в вопросе. Но, желательно, без акцента. И желательно с внутренним ощущением глубокого погружения в этот вопрос.

Что касается Италии. Врать не буду, страну люблю. Очень. Итальянцев люблю, страну люблю и, честно говоря, музыку люблю. Например, у меня в плейлисте есть Джованотти. Это итальянский артист, который знаменит тем, что недавно выпустил пластинку с Риком Рубином в качестве продюсера. Он 30 лет поет рэп в Италии. Он вместе с Beastie Boys параллельно начинал! Мне он страшно нравится.

О РЕАКЦИИ ИТАЛЬЯНЦЕВ И ОРИЕНТИРЕ НА МОЛОДУЮ АУДИТОРИЮ

— Нет. Дело в том, что последними, про кого мы думали, были итальянцы. В первую очередь мы думали о себе.

Было понятно, что наших юных зрителей, тиктокеров и прочих, могут заинтересовать только сами песни. Поэтому музыкальный редактор «Вечернего Урганта» Сережа Мудрик и все, кто занимался созданием этого аудиовизуального полотна, приняли решение брать песни, популярные в 2020 году. Песни из чартов. Но делать их в стиле итальянской эстрады 1980-х.

Я понял, что некоторые из этих песен мне гораздо больше нравятся по-итальянски — и в этих аранжировках [из 1980-х]. Честно говоря, не буду врать, все песни мне больше нравятся в этом варианте. Не в обиду будет сказано оригинальным аранжировкам, но это так. Видимо, где-то внутри нас живет это ощущение музыки 1980-х. Во мне-то оно живет точно.

ОБ ИДЕЕ ИТАЛЬЯНСКОГО ВЫПУСКА

— Мы придумали это вместе. У нас была проблема с этим Новым годом, мы не могли придумать, что мы хотим. Было ощущение какого-то творческого кризиса. Эта тема родилась в нашем небольшом продюсерском ядре. Как и все в нашей программе, это все придумывается в разговоре. Надо сказать, Денис, в отличие от нас всех, никогда не сомневался в этой идее. Вот за это мы его горячо и любим. Сколько раз я говорил: «Ну нет». Сколько раз ребята говорили: «Это никто не будет смотреть дольше двух песен». Но Денис говорил: «Не волнуйтесь, все будет классно».

Потом мы решали, что они будут петь. Сначала думали, что это будут песни оригинальные. Мы стали узнавать, насколько просто будет очистить права на список [итальянских] песен. Выяснилось, что это очень непросто. Потом уже, стоя у лифта, мы прощались и решили, а что если артисты будут петь свои песни на итальянском? И всем окончательно стало весело.

Первая песня, которая мне в голову легла, был «Краш» Клавы Коки с Нилетто. Было ощущение, что она уже была написана по-итальянски. Видимо, у нас с итальянцами похожие гармонические основы.

Потом мы стали все вместе придумывать песни и артистов — многие не смогли поучаствовать. Все-таки три недели до Нового года, кто-то сказал, что им это не очень интересно. Очень жалко. Лично мне не хватило итальянской баллады. Песни Доры и Jony хороши, но мне не хватает супербаллады.

О ФИЛИППЕ КИРКОРОВЕ

— Нет-нет. Киркоров, так исторически повелось, в наших новогодних программах принимает участие в качестве особенного гостя… Наша основная задача — сделать так, чтобы он не пел. Была идея, чтобы Филипп пел песню «Атлантида» по-итальянски — и это было бы бесконечное ощущение «Сан-Ремо». Но когда ты слушаешь Филиппа с этой песней, в принципе нет никакого контраста, слома. Поэтому Филипп блестяще выступил в роли Пиппы Второго.

О ШУТКАХ ПРО КОМУ МИТИ ХРУСТАЛЕВА

— Вы сейчас меня пытаетесь из сознания перевести в подсознание. Наверное, это так. Честно говоря, я очень хорошо помню тот момент, когда мы в первый раз обсуждали это в эфире. И я сказал фразой Лилианны Лунгиной, переводчицы «Карлсона» Астрид Линдгрен: «Малыш, как же ты нас всех напугал». Это то самое чувство, которое мы испытывали. Называйте это как хотите, подсознанием или нет. Честно, в новогоднем выпуске это появилось, потому что это отличная шутка! Есть озеро Комо — и есть кома.

У нас были простые рамки. Мы берем самые популярные песни 2020 года — и обсуждаем главные события 2020 года. Естественно, не все, но какие-то. Это было одно из громких событий, по крайней мере для нашей передачи точно. И еще совпало, что есть такое озеро в Италии с другой буквой на конце. Ровно поэтому же у нас появился сериал «Quattro Putane» и Александр Паль с фильмом «Глубже» — если кто не понял, это отсылка к нему. Он именно поэтому regista di pornographico.

О ПРОЦЕССЕ ПЕРЕВОДА

— Все переводилось и придумывалось в процессе. Например, я сижу, надеваю парик, приходят [авторы «Вечернего Урганта»] Вадик Селезнев и Гриша Шатохин и говорят: «Ваня, давай решать, как мы делаем то-то. Например, что будет делать Харламов, которого мы позвали, но мы не понимаем зачем?» Мы прямо в этот момент начинаем придумывать — и появляется Эдуард Суровый на итальянском.

ОБ АЛЕКСАНДРЕ ГУДКОВЕ

— Саша вполне самостоятельная творческая единица, творец, художник, продюсер, умница и доброй души человек. Не могу сказать «рубаха-парень», скажу «водолазка-парень». Поэтому защищать его мне не приходится. Но я переживаю искренне всегда, когда происходят подобные вещи. Саша мне близкий человек, как и вся команда «Чикен Карри», и Владимир Маркони — с ними нас уже связала жизнь. 99% из них принимали участие в качестве создателей передачи «Ciao, 2020!».

Надо сказать, у Саши всегда хватает смелости [отстаивать свою позицию]. Я бы на его месте скорее бы извинился, чем выдерживал бы этот жесткий прессинг со стороны общественности. Переживаю за него, как и за любого, на кого набрасываются из-за более удачной или менее удачной шутки.

ОБ ОСТОРОЖНОСТИ С ШУТКАМИ

— Я могу сказать, что нам всем приходится быть осторожными не только с шутками, но вообще со всем. Мне кажется, слово «осторожность» — слово 2020 года и какой-то новой реальности. Мы уже осторожно друг с другом здороваемся, разговариваем и друг на друга дышим. Но ничего с этим не поделать. Единственное, что меня примиряет с действительностью, — это то, что так происходит повсеместно и везде. Это какое-то общее состояние человечества. А не только конкретно лидеров движения «Сорок Сороков».

Мне кажется, все прекрасно все понимают. Прекрасно. Просто на секунду попытайся почувствовать это сердцем, а не мозгом. Ты всегда чувствуешь, когда человек хочет обидеть, а когда он не хочет обидеть. Вот и все. Когда человек делает что-то, чтобы набрать популярности, очков, хайпа, резонанса, спровоцировать, раззадорить, разжечь что-то плохое, это всегда слышно. И таких людей в юморе, надо сказать, гораздо меньше, чем в политике, чем в общественных политических движениях, чем в жизни. Чаще всего, поверьте мне, люди, которые занимаются юмором, особенно профессионально, не хотят никого обидеть. Они хотят только, чтобы люди рассмеялись. Вот это самое важное.

Простите, вернусь к основной теме нашего разговора. В Италии обсуждали, стоит ли обижаться на нас, там тоже появились люди, которые об этом задумались. К счастью, их было совсем немного. Понятно, почему итальянцам в большинстве все-таки понравилось: мы сделали выпуск на итальянском языке — и это уже привлекло интерес.

А вот почему в России все единодушно приняли этот момент? Ребята волновались. В «Голубом Урганте» был понятный объект пародии — «Голубой огонек», а тут [в итальянском выпуске] объект пародии был не такой понятный. Но сработало. В «Голубом Урганте» тоже сработало, но был и резонанс, большие научные статьи от прогрессивной общественности по поводу этой передачи. Мне кажется, как ни странно, разница заключается в одном. Здесь [в «Ciao, 2020!»] мы погрузились в тему, испытывая к ней большую любовь, а в «Голубом Урганте» я говорил: «Ребята, знали бы вы, как я ненавижу голубые огоньки». Вот и вся разница. Тоже было смешно, тоже понятно, но, видимо, чтобы все сложилось, нужно обращаться к тому, что ты любишь, и тогда ни у кого не будет вопросов. Там вопросы были, но ничего не поделать, я действительно не люблю новогоднее телевидение, которое застыло в одной точке давным-давно. Все делают вид, что ну и ладно, привыкли — но это не так, это невозможно смотреть.

(Наталья Гредина, «Медуза», 14.01.2021)



Загрузка...

Добавлено: 14 янв 2021 в 12:40
По материалам: intermedia

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: