На цыпочках с грозным видом

На цыпочках с грозным видом

На цыпочках с грозным видом Вначале немного злобной демагогии. На саммите НАТО в уэльском Ньюпорте главы стран-членов Альянса решили, что следующее масштабное собрание пройдет в Варшаве. Это должно было стать одним из многочисленных жестов, свидетельствующих о том, что Польша и другие страны Центрально-Восточной Европы не будут в будущем восприниматься как «союзники второго сорта».

Политика символов

Такой саммит — это, конечно, честь. Но за нее придется заплатить. Стоимость организации саммита Альянса в Чикаго в 2012 году составила около 55 млн. долларов. Стоимость встречи в Ньюпорте точно неизвестна, но она наверняка была сопоставимой. Так что через два года Польше придется потратить на прием нескольких десятков глав государств, сотен политиков, военных и журналистов большие деньги. Часть, конечно, вернется: заработают гостиницы, рестораны, таксисты. Но каков будет реальный политический эффект варшавского мероприятия? В какой степени это событие изменит наше положение в НАТО? Ни в малейшей. Как саммиты в Праге (2002 год), Риге (2006) или Бухаресте (2008) не привели к тому, что Чехия, Латвия или Румыния выдвинулись из второй в первую лигу Альянса.

А теперь обещанная демагогия. За 55 миллионов долларов можно купить примерно 500 американских противотанковых ракет Javelin. Можно потратить деньги на несколько сотен ракет класса воздух-земля Brimstone. Или модернизировать наши системы связи. Можно придумать десятки способ того, как можно распорядиться этой суммой более удачно.

Разумеется, вооружения не покупают спонтанно в магазине за углом. Одновременно сложно точно сказать, на что хватило бы этих 55 миллионов долларов, потому что на этом рынке ни один танк и ни одна ракета не продаются по фиксированной цене. Стоит однако задать себе вопрос, что должно стоять у нас на первом месте: почести или усиление оборонительных возможностей? Чем лучше унимать страхи: визитами Барака Обамы или, скорее, вертолетами и гаубицами?

Любопытно, что в последние годы премьер Дональд Туск (Donald Tusk), президент Бронислав Коморовский (Bronislaw Komorowski) и министр иностранных дел Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski) открещивались от «политики почестей и символов», которую в свое время якобы вели Лех Качиньский (Lech Kaczynski) и Анна Фотыга (Anna Fotyga). Но дело в том, что это определение идеально подходит к внешней политике... нынешнего руководства. Начиная с визита президента США по случаю празднования «25-летия свободы» и избранием Дональда Туска на церемониальную должность в Евросоюзе, а заканчивая саммитом НАТО в Варшаве мы тысячу раз слышали, что это победа, что нас очень сильно уважают, что мир внимательно прислушивается к Польше. На самом же деле эти дипломатические завоевания были не чем иным, как символами.

На что способны силы быстрого реагирования?

Присмотримся, впрочем, к другому «успеху»: в Ньюпорте было принято решение о создании «наконечника копья»: натовских сил быстрого реагирования (численностью в четыре тысячи человек), которые будут выделены из уже существующих Response Force (20 тысяч) и будут способны добраться в любой уголок мира за два-пять дней. Их командование расположится в Щецине.

В польских СМИ воцарилась неописуемая радость. Что скрывать: это большая честь. Но что означает это для нас на практике? Не так много. Как для безопасности Бельгии мало что значит факт расположения Штаб-квартиры командования войск Альянса по близости от города Монс, в 70 километрах на север от Брюсселя. Я бы не имел ничего против размещения командования сил быстрого реагирования в Германии или Великобритании, если бы только можно было быть уверенным, что это будет работоспособное, действительно готовое к незамедлительным действиям и, самое главное, значительно более многочисленное соединение.

Для сравнения: четыре тысячи военных — это не намного больше, чем имеют французы на своих постоянных базах во Франции (в Джибути, Сенегале и Габоне). В свою очередь, в Южной Корее находятся почти 30 тысяч американских солдат, цель которых — отражать возможную атаку с севера.

Даже если предположить, что «наконечник копья» будет прекрасно обучен и вооружен, то какую роль он сможет сыграть в конфликте с Россией? Если 30 тысяч российских военных вторгнутся в Эстонию, НАТО в ответ на это отправит туда «наконечник»? Если к Белостоку будут прижаться несколько танковых дивизий, сможет ли «наконечник» их остановить?

Кроме того появляется неприятное подозрение: если западные лидеры уверяют сейчас Польшу и страны Балтии, что благодаря новым силам они смогут незамедлительно ответить на внешнюю атаку, значит ли это, что раньше НАТО не собиралось реагировать незамедлительно? А что в таком случае с Response Force, которые должны были выполнять эту функцию? Если Альянс опосредовано признает, что он может моментально отправить в регион конфликта не 20 тысяч военных, а всего четыре, это следовало бы трактовать как вызывающий беспокойство сигнал, а не как «успех». Если сейчас эстонцы могут рассчитывать на поддержку одной бригады в течение «двух-пяти дней», значит, раньше они могли рассчитывать на поддержку одно взвода в течение «10 — 14 дней»? Или только на выражение «солидарности и обеспокоенности»?

Эстонский сценарий

Большинству западных политиков понадобилось полгода, чтобы официально признать, что Украина ведет войну с Россией, а не с пророссийскими сепаратистами. Вообразим себе ситуацию, в которой россияне не вводят в Эстонию 30 тысяч солдат, а повторяют крымский сценарий с «зелеными человечками», провокациями и заложниками, используя при этом всю мощь своей пропагандистской махины. Можно ли будет ожидать от Барака Обамы, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда незамедлительной решительной реакции, или они начнут искать предлог для того, чтобы не приводить в действие Пятую статью, любой ценой избегая военной конфронтации с Москвой?

Пожалуй, очевидно, что в случае любых сомнений относительно присутствия регулярных российских войск в Эстонии или Латвии канцлер Германии, а также ее министры обороны и иностранных дел, будут склоняться к «более глубоким размышлениям». Пентагон будет демонстрировать свои спутниковые снимки, а Кремль — как обычно уверять, что это все высосанные из пальца домыслы. А в нескольких натовских столицах зазвучит хоровое: «Подождем, не будем предпринимать поспешных шагов, неизвестно, вторжение ли это».

Если сейчас многие европейские политики (в частности, президент Чехии Милош Земан (Miloš Zeman)) говорят, что «доказательств присутствия российских частей на Украине нет», то в случае нападения на страны Балтии они начнут закрывать глаза на реальность еще сильнее. Ведь утверждение, что Россия вторглась в Эстонию, Латвию или Литву, будет стоить несравнимо больше, чем в случае Украины. И этой цены многие страны платить не захотят.

Вопреки распространенному убеждению, Пятая статья Вашингтонского договора вовсе не предусматривает «автоматизма» и никого ни к чему не принуждает: каждая сторона должна «оказать помощь стороне или сторонам, подвергшимся нападению, путем немедленного осуществления индивидуального или совместного действия, КОТОРОЕ СОЧТЕТ НЕОБХОДИМЫМ (выделено Rzeczpospolita), включая применение вооруженной силы». Напрашивается вопрос: какие действия сочтет необходимыми, например, Германия?

Запоздалое пробуждение

НАТО пребывает в глубоком кризисе. Не только потому, что с момента распада СССР оно испытывает проблемы с тем, чтобы переосмыслить свою сущность, но и потому, что оно еще никогда не было так раздроблено. В эпоху холодной войны разных мнений придерживались американцы и французы, британцы и немцы, столкновения возникали даже между Рональдом Рейганом и Маргарет Тэтчер. Однако было невозможно вообразить, что президент или премьер какой-то страны-члены Альянса открыто встанет на сторону врага.

Сейчас это делают Милош Земан, глава венгерского правительства Виктор Орбан (Viktor Orbán) и его словацкий коллега Роберт Фицо (Robert Fico). Болгария лавирует, итальянцы и испанцы изо всех сил стараются предотвратить введение дальнейших санкций против Москвы. Французы лишь под огромным давлением союзников приостановили контракт на поставку «Мистралей». Обратите внимание, какой энтузиазм проявили члены НАТО, когда было оглашено решение о создании упомянутого «наконечника копья». О своем участии заявили лишь британцы. Одни они. Новые силы, конечно, появятся, но может оказаться, что в них по большей части войдут военные из новых стран-членов. Польша отправит в Щецин 500 человек, чтобы они могли за два дня добраться до... Ольштына, а латыши предоставят, например, 200 своих военных, которые вместо того, чтобы служить дома, будут ждать приказов в 700 километрах от Риги.

Запад должен принять решение: или мы вступаем в новую фазу холодной войны с наследницей Советского Союза и признаем путинскую Россию смертельной угрозой миру в Европе, или мы продолжаем полагать, что Москва удовольствуется Донбассом, насытиться и впадет в спячку. Если мы хотим отпугнуть Россию, то не одной бригадой и несколькими топливными базами в Польше. Постоянные учения Альянса в странах Центрально-Восточной Европы? Очень хорошо, но при условии, что их размах будет сопоставим с российскими маневрами. Обещание увеличить оборонный бюджет стран НАТО до 2% ВВП в течение 10 лет? Опустим занавес молчания над этими пустыми обещаниями.

Конечно, западные политики постепенно просыпаются и пересматривают свое отношение к России. Жаль, что это происходит так поздно. Ведь они могли послушать тех, кто давно утратил свои иллюзии. Марек Магеровский Источник: inosmi.ru
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий