"В качестве мести могут завести новое дело против ЮКОСа"

"В качестве мести могут завести новое дело против ЮКОСа"

"В качестве мести могут завести новое дело против ЮКОСа" Россия должна выплатить бывшим владельцам ЮКОСа чуть более 50 млрд долларов – такое решение принял Международный арбитражный суд в Гааге, рассматривавший это дело почти десять лет. Суд единогласно постановил, что Россия нарушила Энергетическую хартию, однако сократил сумму компенсации почти в два раза по сравнению со 114 миллиардами долларов, заявленными в первоначальном иске. Иск был подан компанией Group Menatep Limited, которая представляет интересы Леонида Невзлина, Владимира Дубова и других бывших акционеров ЮКОСа. Министр иностранных дел России Сергей Лавров уже заявил, что Россия готова оспаривать решение Гаагского суда. Slon спросил экспертов, каковы шансы России оспорить вердикт в нынешних условиях международной напряженности. Станислав Белковский, политолог Важнее морально-политический аспект, чем сумма компенсации. Виновность России была достаточно очевидна: мы все видели, как ЮКОС был доведен до банкротства и его активы были переданы «Роснефти». Мне представляется, что с точки зрения аргументации сегодняшнего решения оспорить его по существу будет фактически невозможно. Максимум, чего Россия сможет добиться, – снизить сумму до 20–30 млрд долларов, но это все равно будут десятки миллиардов долларов. Признан сам факт: государство принудительно обанкротило ЮКОС с применением административного ресурса. Они могут апеллировать на том основании, например, что в процессе не участвовал российский налоговый специалист. Путин считал, что эти события принадлежат прошлому, а это оказалось не так. На фоне войны на Украине и падения «Боинга» президент получил очередной удар. Как человек, склонный к конспирологическому восприятию реальности, он свяжет эти события воедино и решит, что вердикт в Гааге – одна из форм мести за Украину. Мы уже слышим от Кремля комментарии подобного рода. И это приведет к повышенной нервозности и новым неуклюжим телодвижениям во внутренней политике. Мы живем в стране, где элита не привыкла считать, что судебная власть может действительно не зависеть от исполнительной, и наша власть будет мешать все в одну кучу. Наталья Геворкян, журналист, автор книги «Тюрьма и воля» в соавторстве с Михаилом Ходорковским Так решили судьи, потому что сторона истца выступила лучше, чем сторона ответчика. Денег, конечно, много – я, честно говоря, думала, что даже если истцы выиграют, то сумма компенсации будет 10–15 млрд. ЮКОС на момент экспроприации оценивался в 40 млрд долларов, доля акционеров – в 25 млрд, а теперь они получили 50 млрд, из них 60–70 процентов получат акционеры Group Menatep Limited. Я считаю, что это реальная победа. Апелляцию подать можно, но решение уже вступило в силу. Соответственно, если с января Россия не начнет платить, станут набегать проценты. В лучшем для РФ случае ей удастся по апелляции отменить решение на территории Голландии, но по всему остальному миру оно все равно будет действовать. Что касается политических процессов, это может быть еще одним очень существенным штрихом к общей картине, но пазл сложился, и хуже, чем после взятия Крыма, уже не будет. Может, это негативно подействует на инвесторов, но в целом впишется в общую картину. Я бы на месте российского руководства не связывала решение в Гааге с санкциями, потому что Россия совершенно добровольно участвовала в этом процессе, и вся история началась девять лет назад. Так совпало, что решение вынесли сейчас. Я надеюсь, это никак не отразится на тех фигурантах «дела ЮКОСа», кто остался в России. В качестве мести власти могут возобновить новое дело против ЮКОСа, но это было бы верхом идиотизма, да и непонятно, из чего они должны высасывать это дело, особенно после Гааги. Вадим Клювгант, адвокат Михаила Ходорковского Напоминаю, что я не участник этого дела ни с какой стороны, как и мой подзащитный Михаил Ходорковский. Но на экспертном уровне я могу напомнить, что на момент начала атаки на ЮКОС, которая наконец признана экспроприацией, рыночная капитализация ЮКОСа оценивалась в 40–45 млрд долларов. Суд мог в качестве одного из ориентиров учитывать это обстоятельство. 50 млрд долларов – это половина того, что требовали истцы. Поскольку речь о международном праве, то обжаловать решение можно не по существу, а лишь с точки зрения того, соответствует ли оно фундаментальным основам публичного правопорядка на территории страны, где это решение вынесено, – в данном случае Королевства Нидерланды. Есть Нью-Йоркская конвенция, в ней участвуют 150 стран, и там все прописано. Если Россия не будет добровольно исполнять решение суда, то есть вариант, что они будут отыскивать активы РФ по всему миру, в частности в странах конвенции. А дальше в отношении каждого актива нужно будет доказывать, что он находится в собственности РФ. Нет никаких оснований считать, что это связано с последними событиями. Во-первых, это решение по итогам девятилетнего разбирательства, и дата его объявления была известна давно. Во-вторых, есть еще ряд решений иностранных судов, государственных и третейских, которые также рассматривали ситуацию с ЮКОСом, хотя не в таких масштабах, и по сути их решения аналогичны. Это не первый иностранный суд, который решил, что произошла экспроприация. И в-третьих, чтобы обвинять Гаагский суд в неправосудии, нужно привести конкретные доказательства, а потом уже искать мотивы. Я, как юрист, не могу воспринимать всерьез такой уровень полемики. Вера Кичанова Источник: slon.ru
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий