"Северный Кавказ — под крылом хороших управленцев"

"Северный Кавказ — под крылом хороших управленцев" С Кавказа поступают положительные сообщения, как, например, запуск горнолыжного комплекса "Архыз", но, к сожалению, они затмеваются такой громкой новостью, как выявление главы ОПГ, связанного с боевиками депутата Народного собрания Дагестана Магомеда Магомедова. С одной стороны, это лишь добавляет привычной репутации Северного Кавказа, где от должностей отстранили в последнее время разных деятелей не только из национальных республик, взять хотя бы увольнение глав шести районов на Ставрополье. С другой стороны, власти взялись за очищение рядов. О том, как понимать Кавказ, вокруг которого сейчас столько всего вертится, в интервью "Вестям в субботу" рассказал вице-премьер, полпредом президента по Северному Кавказу Александр Хлопонин. - Александр Геннадьевич, будем туман разгонять? - Попробуем, хотя сложно. - Состоялся доклад Гайдаровского института, из которого следовало, что ваши усилия по созданию госкорпораций возымели действие главным образом в Ставропольском крае и не очень касаются остального Северного Кавказа. Так ли это? - Институт Гайдара отражает абсолютно либеральную позицию. Они считают, что должны быть абсолютно рыночные рычаги экономики, что инвестиции должны прийти в окупаемые и привлекательные проекты. Они как-то все время забывают о том, что здесь десятилетиями все разрушалось, что затащить сюда инвестора очень сложно. В первую очередь инвестор приходит сегодня с государственной поддержкой в Ставропольский край. Это первый шаг. Дальше инвестор двигается и в сторону наших республик. - Ставропольский край это заслужил. - Абсолютно правильно. Но я могу сказать, что сегодня в Кабардино-Балкарии много проектов. Это и кирпичные заводы, и ряд других направлений. В Дагестане мы рассматриваем серьезный вопрос о создании корпорации развития этого региона. Мы шаг за шагом потихонечку двигаемся. Думаю, до момента, когда мы совсем отойдем от государства и скажем экономике: "Развивайся сама по своим законам", пройдет лет десять. - Открыт горнолыжный комплекс "Архыз". - Мы планировали полторы-две тысячи человек в неделю при запуске этой площадки, а получили только за несколько дней после Нового года 18 тысяч! И это при условии того, что у нас там всего лишь две гостиницы, которые могут вместить ограниченное количество людей. - Но будет больше? - Конечно. В этом сегменте работают крупнейшие компании. Одна из них управляет всеми курортами такого плана в мире. Сейчас пришла известная компания Codest. - Их не остановили истории с трамплином, с товарищем Билаловым? - Наоборот, пошло переформатирование. Сейчас достаточно хорошая управленческая команда. И люди считают деньги и быстрыми шагам двигаются вперед. - Еще одна цифра, которая всплыла: 80-процентная задолженность за электроэнергию в ряде республик Северного Кавказа. Дагестан, Чечня. Эта проблема реально существует? Как приходить инвестору на фоне того, что существуют такие неплатежи? - Это немножко утрировано, конечно. Действительно есть долги перед оптовыми компаниями, которые поставляют электроэнергию и газ. Поэтому было создано две рабочих группы. Одна - под эгидой МВД - по декриминализации топливно-энергетического комплекса: электричества, газа, нефти. Вторая группа рабочая создана по поручению Дмитрия Анатольевича Медведева и занимается реструктуризацией этих долгов. Много вопросов и к самим сетевым компаниям. Я, например, не понимаю, что такое потери 25% в сетях. Я не понимаю, что такое разбаланс по газу 40%. Чеченская Республика говорит: "Слушайте, мы взяли период Советского Союза, когда работали заводы, предприятия, был миллион с лишним населения, и сейчас получается, что потребляем газа в пять раз больше, чем при советском времени. Может, хватит на нас списывать потери?" - По рукам есть кому ударить в Москве? - Да. - Судя по всему, не только на местах. Из Минфина прозвучало предложение про задолженность. Если задолженность региона составляет 10%, то президент ставит вопрос об отрешении главы региона от должности? - Немного не так. На самом деле, правило давно работает. Я сам был руководителем субъекта и точно знаю, что имею право кредитоваться не больше, чем на 15% от консолидированного бюджета. Но главное, что эти деньги целевым образом продвигаются в инвестиционный проект, потому что их нельзя проедать, ими нельзя платить заработную плату. - Минфин явно намекал на Северный Кавказ, где, похоже, этот рубеж превзойден? - Я очень мало знаю банков, которые готовы кредитовать бюджет, у которого такая проблема с дефицитом. С этим что-то надо делать, поэтому и такое предложение поступило от Минфина, чтобы регионы больше не наращивали эту задолженность. - Но вы к своим подопечным здесь присматриваетесь на этот счет? - Конечно. Вплоть до отстранения от занимаемой должности. - То есть вы предполагаете, что такое возможно? - Эта практика не самая лучшая. - Это крайние меры, конечно. - Если другие меры не подействуют, наверное, придется и такие принимать. - Но к этому сигналу вы присоединяетесь, чтобы народ задумался? - Конечно. - Тот, кто занимается политической журналистикой в России, просто обязан регулярно бывать на Кавказе, на мой взгляд. В Сочи, где я недавно был, а это тоже Кавказ, чувствуется приближение Олимпиады. Очень серьезные меры безопасности, например. Как вы оцениваете оперативную обстановку в регионе? - Конечно, мы волнуемся. Сейчас на Кавказе идут факельные шествия. Олимпийский огонь всем республикам пройдет: Пятигорск, Ставрополь, Элиста. Это, правда, не Северокавказский округ. Потом поедем по республикам. Разумеется, приняты беспрецедентные меры безопасности. Я надеюсь, что мы обойдемся без каких-либо гнусностей. - Судя по тому, как это проходило в Пятигорске, ресурса хватило. - Да, хватило. Мы всегда все сравниваем. У меня есть статистика, начиная с 2010 года. Цифры говорят сами за себя. Практически в три раза сократилось количество террористических угроз. Естественно, мы еще видим следы, которые тянутся за пределами нашей страны и пытаются всячески нам противостоять. - Депутат Ирина Яровая является инициатором целого пакета новых антитеррористических мер, которые включают запрет на большие анонимные переводы через Интернет и полномочия ФСБ на предмет проверок, которых, как выяснилось, раньше не было. Голосовать Думе еще только предстоит. Как вы смотрите на эти инициативы? - Я думаю, эти инициативы рождались не в стенах Государственной Думы - это была большая экспертная работа. Я всегда был сторонником определенных свобод, и любое их сжатие всегда вызывает вопросы. Считаю, что даже между первым и вторым чтением нам еще потребуется экспертная оценка и обсуждение с людьми этих законов, хотя в целом не вижу здесь каких-то изъянов. - Произошла смена уполномоченного по правам человека. Владимиру Петровичу Лукину предстоит доработать еще несколько недель. Элла Памфилова будет новым уполномоченным. Что бы вы ей пожелали с северо-кавказской колокольни? Чего ожидаете от сотрудничества с ней? - С Эллой мы знакомы давно. Отношусь к ней с большим с уважением. Безусловно, на Кавказе есть своя специфика при проведении определенного рода действий. - Вы имеет в виду операции спецслужб? - Не только. Все помнят проблему границы между Чечней и Ингушетией. Есть осетино-ингушский стык. Есть проблемы в восточных районах Ставропольского края. Эту специфику надо знать. Мы, к сожалению, имеем понятие клановости. Эти вопросы людей на Кавказе очень сильно волнуют. - Это как раз те самые права человека? - На Кавказе особенно обострено чувство справедливости. С одной стороны понятие справедливости очень размыто, а с другой, - эта тема всех очень волнует. Источник: vesti.ru
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий