Главная » Новости на сегодня » Это боль для России: депутат рассказал, как Турция и Черногория бьют по православию (ФОТО)

Это боль для России: депутат рассказал, как Турция и Черногория бьют по православию (ФОТО)


Добавлено: 05 авг 2020 в 05:40, Категория: Новости на сегодня
Это боль для России: депутат рассказал, как Турция и Черногория бьют по православию (ФОТО)

Сергей Анатольевич Гаврилов — председатель Комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений (фракция КПРФ), президент Межпарламентской ассамблеи православия дал интервью «Русской Весне».

Сегодня мусульмане отмечают главный праздник в исламе — Курбан-байрам. Обычно этот праздник — один из самых массовых во всех странах, где проживает значительное число мусульман, в том числе, и в России.

— Да, только в Москве в нем участвуют более 300 тысяч верующих. Все мечети и прилегающие к ним улицы заполнены. Поздравляю с праздником Курбан-байрам!

Данный праздник служит сближению людей, сохранению многовековых духовных традиций, направляет к высоким нравственным идеалам — милосердию, справедливости.

Недавно состоялось заседание Международного Секретариата и председателей комиссий Межпарламентской Ассамблеи Православия (МАП), в его работе приняли участие парламентарии из 20 стран. В ходе него принималось достаточно жесткое заявление по поводу ситуации вокруг Собора Святой Софии. Что это и насколько удалось прийти к единому мнению? Интересно, как Вы видите дальнейшее развитие ситуации?

— Действительно, у нас состоялось заседание, к сожалению, в условиях пандемии оно было в цифровом формате, но оно было очень важным, потому что было два серьезных фактора. Первый — это, конечно, Собор Святой Софии.

Мы понимаем, что это светское решение президента Турции Эрдогана, которое может иметь огромные далеко идущие последствия для всего православного мира. А второй момент — это то, что нам не удалось провести Генеральную ассамблею МАП и Секретариат в очном режиме и возникло опасение связанное с тем, что наши связи, которые объединяют православных депутатов более чем из 20 стран мира, представляющих официально парламенты своих стран, могут, если не оборваться, то сократиться.

В период такого общего роста напряженности везде, МАП — это один из немногих каналов, который связывает страны православной традиции, причем большая часть из них находится в Европе, некоторые из них находятся в блоке НАТО или на Ближнем Востоке, в некоторых странах идет подавление интересов православных.

То есть эти люди из разных стран не должны потерять возможность и институт сотрудничества, институт понимания друг друга. Потому что именно верующие депутаты, православные люди, как представители народов веры христовой из нашего православного мира, который остался не таким уж большим, но всё-таки остался в отличие от католичества неразрушенным вполне, могут предложить альтернативу, свою политическую и идеологическую модель.

Она может быть связана не только с духовным просвещением и миссией, но и в светском смысле. Это модель, которая основана на добросердечии, на равенстве, непросто на добрососедстве, а на любви к друг другу братьев-христиан.

Для таких людей характерна взаимовыручка, милосердие, помощь в трудную минуту и возможность выстроить отношения по всему спектру — от вероучительных вопросов, взаимных паломничеств, совместного служения, до вопросов образования, воспитания детей, обогащения в культурном смысле, в экономике, в вопросах безопасности, совместной борьбе с терроризмом и экстремизмом, которые испытывает сейчас западный мир во всей полноте — от попыток уничтожения семьи до разрушения таких базовых вещей, которые нам всегда казались очевидными и разрушение которых сейчас кажется просто невозможным.

Неслучайно сейчас многие каналы, даже православные, показывают советские фильмы. Почему? Потому что там показан чаще всего человек добрый, работающий, семейный, ценящий дружбу и любовь, человек любящий Родину.

Вот эти вещи — добро и зло — сейчас подвергаются непросто сомнению, а максимальной дискредитации, вплоть до того, что простые традиционные семейные отношения людей подвергаются высмеиванию.

Я напомню, что не так давно мы обсуждали известный юбилей события 1947–1948 годов — 60 лет с того момента, когда была попытка как собрать Вселенский Собор в Москве, так и объединение славянских обществ. Такое панславистское движение, объединение славянских комитетов. То, что вытаскивает из прошлого в нынешнее ценности солидарности. Ведь многие православные страны, в том числе Греция, славянские страны обязаны во многом своему существованию, сохранению веры, своим физическим существованием именно России за её помощь.

Как во времена с турецким нашествием, так и во времена Второй мировой войны, которая пришла на их территорию. Наша важная задача в том, чтобы мы нашли единство и услышали друг друга.

Конечно, вопрос Собора Святой Софии нас объединяет, но вопрос Софии не такой простой. Мы озабочены сохранением символа Святой Софии не только как музея. Совершенно понятно, что миллионы туристов, в прошлом году их было 3 миллиона, посетили Святую Софию, из которых россиян около миллиона. Вряд ли бы они пошли изучать чисто турецкое наследие.

Для россиян и других православных народов София — это как херсонесская колыбель, как московская традиция православная. Это во многом величайший символ, не только самый большой собор, это возможность явно или тайно помолиться. Я думаю, это политическое «музейное» решение создало для многих людей очень неприятное ощущение.

Неужели турки этого не понимают? Это же удар по турецким туристическим доходам?

— Очень многие мне задавали этот вопрос. Но, знаете, вопрос Собора Святой Софии — это как вопрос Святой Земли. Сплелось очень много факторов. Здесь нельзя мыслить примитивно, нельзя давать однозначных ответов. Понятно, что для греков, которые высылались в течение не только XIX, но и XX века, уже после войны — это вопрос болезненный, это их родина. Для нас Святая София — это то место, где Святой Владимир, Святая Ольга увидели свет православия. Для нас это Прародина в духовном смысле.

Однако для Эрдогана это — политический вопрос, укрепление интереса избирателей вокруг себя, потому что его рейтинг начал снижаться в недавние времена в условиях кризиса. Можно также рассматривать это, как якобы попытку объединить заново тюркские народы.

Но Вы считаете, что в отношении Софии не это было главное?

— Главным в этом вопросе является противостояние Турции в отношении Греции. Здесь, в России, мы мало знаем о том, что серьезно обострились отношения Греции с Турцией по вопросу островов, по вопросу шельфа, сейчас идет серьезнейшее противостояние по вопросу добычи нефти и газа на шельфе в Средиземном море. Турки претендуют на него, потому как Турция во многом лишена природных ресурсов и поэтому ставит этот вопрос. Соответственно Греция и Кипр против.

В этом проекте участвуют все: и Россия, и Ливан, и Сирия, и Израиль. И Америка, конечно, хотела бы там поучаствовать вместе с французами. Попытка максимально отодвинуть интересы Греции во многом диктовалась решениями по Святой Софии. Здесь и боль многих стран Балканского полуострова, славян, которые тоже считают Софию своей колыбелью в духовном смысле.

Безусловно, серьезные интересы у американцев, которые всегда следуют в дуге нестабильности на Ближнем Востоке принципам разделяй и властвуй, с целью вбить клинья между народами, особенно православных традиций.

То что произошло на Украине — это совместные действия Константинопольского патриарха Варфоломея и американских дипломатов из спецслужб. Создание так называемого томоса, создания раскольнической церкви — это как раз во многом ударило бумерангом и по Софии. Мы также как многие славяне — румыны, поляки, люди православной веры сейчас испытываем горечь от этого. Потому что ослабевший патриарх Варфоломей, разорвавший связи с величайшей страной православия — Россией, со многими славянскими странами, ослабел настолько, что его мнение по вопросам Софии и другим вопросам не учитывается никак.

И, конечно, мы прекрасно понимаем, что если бы наш православный мир был един, был мощен, был основан на взаимовыручке и солидарности, то вряд ли такое решение бы состоялось.

И то, что теперь американцы и американские греки, апеллируя происходящим на другом полушарии в Малайзии, в Стамбуле, пытаются раскачать ситуацию, конечно, это грозит нестабильностью, нестабильностью на всём Ближнем Востоке.

Протесты многих, особенно европейских, лидеров по данному вопросу были лицемерны, если не циничны, потому что в Европе делается всё, чтобы как можно дальше отогнать, разрушить, отодвинуть христианство, пусть в своей католической версии, протестантской версии от своих народов, от культуры, от семьи, от бытовых привычек. В Европе немало католических храмов, которые закрылись. Там сейчас располагаются кафе и бары, концертные залы, автосалоны.

И никто не поднимает вопрос — как же так, исчезает христианство в Европе?

— Особо никто не выражает возмущения. Робкое такое возмущение выразили европейские лидеры, некое такое сожаление, да. Это очень печально. Думая о Соборе Святой Софии как о музее, мы понимаем, что всё-таки София должна быть храмом.

Лет пять назад, когда, если помните, был сбит турецкой авиацией наш самолет над Сирией, незадолго до этого в знак уважения к турецкому народу, к исламу и к Эрдогану было согласовано решение, в соответствии с которым турки фактически помогли достроить главную мечеть России — Московскую соборную мечеть. Они могли также построить свой кафедральный собор в Константинополе.

Я думаю, что для Эрдогана и для политического класса Турции это было бы правильным решением, таким образом восстановив доверие, равноправие в отношениях с Россией, союзнические отношения.

Но этого не случилось?

— Нет. Кстати, в данном случае необходимо вспомнить о значительных потерях России, потерях русского православия, российского государства на берегах Босфора. Надо просто понять, что в конце XIX — начале XX века миллионный поток паломников из России и многих стран славянского православного мира шел, в том числе через Одессу, в Константинополь.

В Константинополе у нас были огромные площади, были гостиницы для паломников, были храмы, были склады. Паломники могли отдохнуть, помолиться в наших русских православных храмах, которых было более двух десятков. После этого поток паломников шел на Афон или на Святую Землю. Эти здания сохранились. Более того, сохранились подворья там на крышах, на чердаках.

И сейчас в этой центральной части Стамбула турецкие власти хотят сделать такой туристический объект, где могли бы причаливать океанские лайнеры, в том числе с нашими туристами.


В этом случае нам необходимо заявить, что если турецкие власти уважают права собственности как светское государство и права христиан как мусульмане, то надо вернуть эту собственность.

По разным оценкам и нашим аналитическим данным, на сегодняшний день часть храмов, которые были русскими, разрушены, в том числе на том месте, где сейчас находится аэропорт Стамбула. Часть передано разного рода государственным учреждениями или окологосударственным.

В Турции был уникальный храм, было захоронение более 20 тысяч русских воинов. Всё это было разрушено, сметено.

Понятно, что не стоит сводить счеты, опираясь на историю, хотя не такую дальнюю. Просто необходимо восстановить то, что есть и получить то, что осталось. Надо понимать, что каждый год в Турции находятся миллионы россиян, украинцев, белорусов, представителей нашей в прошлом общей страны, славян, сербов. В основном это миллионы туристов. Они посещают, конечно, Стамбул, побережье Мраморного моря, Анталью, Кемер и так далее.

Но немало ездят и по центральной Турции, немало людей работают в Турции, строят газопровод, атомную станцию, работают в бизнесе. Очень много наших соотечественников живут постоянно в Турции, многие приобрели себе жилье поближе к теплому морю, многие вышли замуж или женились, там немало дипломатов. Конечно, было бы естественно, если бы все эти люди могли молиться не в маленьком храме на территории генконсульства, а в нормальной церкви. На мой взгляд, это вполне нормальное осознанное желание.

Мы не препятствуем ни в чем мусульманам. Россия является примером не просто совместного проживания, а соработничества, совместного труда и сотворчества, культурного объединения с нашими российскими мусульманами, представляющими великий традиционный ислам.

И наша помощь друг другу, интерес, общение, милосердие, особенно в условиях коронавируса, — все это показывает, что мы вдохновлены нашими духовными традициями — нашим православием и нашим исламом. Мы показываем пример. Турки, если они считают, что их страна представляет мост между Азией и Европой, также могли внести свой вклад в объединение великих культур, потому что это обогащение и рост духовного состояния народов, в том числе и турецкого. Я считаю, что это серьезный аргумент, чтобы переосмысливать ситуацию с храмом Святой Софии.

На нашем Секретариате Межпарламентской ассамблеи православия мы выразили огромное недовольство тем, что храм был передан и озвучили желание остановить возвращения статуса музея, потому что это позволяет уйти от искусственного провоцирования противоречий между людьми православной и исламской культуры.

Я думаю, что рано или поздно ситуация будет направлена на поиск комплексных решений. Мы планируем осенью собрать Генеральную Ассамблею и обсудить эти вопросы.

Власти многих стран в условиях пандемии умудряются пользоваться этим моментом для того, чтобы как можно больнее ущемить христианство?

— Вот ситуация в Черногории, где идет просто наступление на христианство. Причем в стране, которая всегда была с классической культурой, православной страной, с искренним уважением к великим ценностям. Сейчас там идет полнейшее подавление прав христиан. На этом фоне принимаются решения об однополых браках. Мы не против их президента, будь он хоть атеист, хоть верующий, пусть живет себе в светском государстве. Но нет большего абсурда, когда лидер страны, который заявляет себя атеистом, создает при этом церковь антихристианскую, антиправославную, но так называемую православную церковь Черногории. Понятно, что это попытка повторить историю с Украиной.

Понятно, что это приведет к большим жертвам, к расколу не только народа, но и семей. Сейчас самое время переосмыслить эту ситуацию. На Секретариате мы также говорили о прекращении введения режимов санкций, потому что санкции не позволяют поставить, например, в Сирию медицинское оборудование для тяжело-больных детей, не позволяют помочь им выздороветь и облегчить им жизнь.

Мы считаем, что эти санкции — это просто кощунство. Экономические санкции в отношении России — это тоже абсурд. И даже небольшие страны православной традиции имеют право, пусть не являющиеся сверхдержавами, ставить вопрос об отмене санкций в год 75-летия Победы.

Когда мы вспоминаем, как сотни национальностей Советского союза отдали миллионы своих жизней и это было положено на алтарь свободы стран Европы. В отличие от многих европейских стран, наши страны православной традиции помнят уроки прошлого и чтят святость Победы.

Создается впечатление, что на фоне всех тех мировых проблем, которые происходят сейчас, забыли о том, что происходит в Сирии. Что сейчас там происходит? Как российской государство, Русская Православная церковь, российские некоммерческие организации оказывают помощь сирийскому народу?

В Сирии прошли парламентские выборы недавно. Я достаточно часто бывал в Сирии, в том числе был наблюдателем на парламентских выборах. Понятна особенность восточной демократии, но Сирия светская страна и выборы там не менее демократичные, чем во многих соседних странах. Особенно, в отличие от стран со стороны Персидского залива, где вообще нет никакой демократии в таком западном понимании этого слова. И хочу сказать, что несмотря на коронавирус и невозможность присутствовать в Сирии, несмотря на то, что этот вирус принес очень много страданий сирийскому народу, где разрушена благодаря стараниям внешних сил террористов система здравоохранения, тем не менее народ живет.

Всё больше людей возвращаются в свои дома. Россия по-прежнему оказывает серьезную гуманитарную помощь. Мы не забываем о помощи братьям-христианам и в восстановлении храмов, и о постоянной передаче гуманитарной помощи и лекарств, и что особенно важно сейчас — продовольствия.

Потому что, когда закончится осень, в Сирии очень промозглая зима особенно в горах, там сложно, и поэтому нужны теплые вещи, особенно в детские больницы, детские приюты.

Поэтому, несмотря на часто агрессивные действия американцев, несмотря на противодействие террористов, несмотря на действия протурецких боевиков, Сирия смогла сохранить очень важное — то, что, к сожалению, не получается у Турции, сохранить многоконфессиональность сирийского народа.

Неслучайно в ходе встреч мне неоднократно говорил Башар Асад, что Сирия невозможна без христианства. Это тоже святая земля и для нас. Есть чему поучиться многим окружающим лидерам.



Загрузка...

Добавлено: 05 авг 2020 в 05:40
По материалам: rusvesna

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: