"Государство просто должно нас увидеть"

"Государство просто должно нас увидеть"

"Государство просто должно нас увидеть" При каких условиях продуктовые санкции оправдают ожидания российских сельхозпроизводителей? Ответные российские санкции, направленные на ограничение ввоза сельскохозяйственной продукции, для «Кавказской политики» прокомментировала основатель и генеральный директор животноводческого холдинга «Мастер-Прайм. Березка» из Северной Осетии Лариса Бекузарова. «Березка» - одно из самых успешных предприятий в АПК Северного Кавказа, работающее в самой, наверное, сложной нише отечественного сельского хозяйства – молочном животноводстве и переработке молочной продукции.

По сути дела, компания с самого начала занимается импортозамещением: основательница «Березки» несколько лет назад впервые привезла в Россию скот элитной французской породы монбельярд, сделав ставку на выпуск экологически чистой продукции, по качеству не уступающей ведущим европейским производителям. По мнению Ларисы Бекузаровой, российские контрсанкции – это действительно шанс для отечественных сельхозпроизводителей, но для того, чтобы он был реализован, от государства требуется принципиально изменить свое отношение к селу. - Какой была ваша первая реакция на ответные санкции России? Вы согласны с тем, что они позволят отечественным сельхозпроизводителям занять более значительную долю на российском рынке продуктов питания? - Я могу это только приветствовать. Не дать ответ на западные санкции было бы возмутительно, и я даже ждала, что этот ответ будет более жестким. Для российских сельхозпроизводителей это действительно кредит доверия со стороны государства, поэтому стимул для них будет безусловный. А чувство патриотизма может творить чудеса. Я такими словами обычно не разбрасываюсь, но сейчас момент подходящий. - Каковы, по вашему мнению, должны быть последующие шаги государства в поддержке АПК? Понятно ведь, что без усиления господдержки ответные санкции останутся на уровне деклараций. - Я могу сказать, что нужно на примере своей компании. То, что мы сделали на данный момент, и все, кто был в нашем хозяйстве, это подтвердят – это модель идеального небольшого предприятия. Наша установка – это качество продукции, и только качество, вне зависимости от количества. Но, как говорят у нас в Осетии, маленькая свадьба, большая свадьба – везде должно быть хорошо. Маленький бизнес у нас получился идеально, но нам нужно двигаться дальше, давно пора строить мегаферму. Мы были готовы к этому уже три года назад, но до сих пор наш проект не может получить финансирование Внешэкономбанка. - В середине июля на заседании рабочей группы по крупным инвестпроектам Северной Осетии говорилось, что ВЭБ готов открыть кредитные линии ряду предприятий, в том числе и вашему. Что мешает это сделать? - В целом ВЭБ наш проект одобрил, но на втором этапе главное условие предоставления финансирования заключалось в том, что необходимо хотя бы 1,5 тысячи гектаров пашни. Республика этот объем не смогла обеспечить, воз и ныне там. Проект застрял. В результате мы вынуждены существовать в режиме жесткой экономии, не можем даже купить какие-то простые вещи типа сушилки для зерна. Хотя при этом мы своевременно рассчитываемся по всем кредитам. - С чем связана затяжка вопроса с землей: с тем, что Северная Осетия – это объективно малоземельная республика, или есть другие факторы? - Действительно, наша республика малоземельная, с этим я, конечно, согласна и аргументацию властей понимаю. Но много земель в республике, которые находятся у кого-то в аренде, используются для выращивания зерна, которое потом сдается на спиртзаводы. О каком мясе и молоке в этом случае можно говорить? Не подумайте, что я выношу сор из избы, изба у нас одна – это вся Россия. Может быть, я не всегда удобный человек для властей, но для меня прежде всего важно дело. - Можно ли найти какие-то альтернативные источники для финансирования вашего проекта? - Я думаю, в России деньги на него найдутся, тем более два миллиарда рублей – не самая большая сумма. Залоговой массы у нас достаточно – в виде нашего успешного предприятия. Возможно, мы будем сотрудничать со Сбербанком, у нас с ними давние хорошие отношения, не было ни единого дня просрочки по их кредитам. - Чувствуете ли вы начавшееся сжатие потребительского рынка? Как стагнация в российской экономике отражается на вашем предприятии? - Цены на электроэнергию, газ, солярку растут независимо от наших желаний. При этом у нас достаточно давно не было повышения цен на молочную продукцию. Во мне все время срабатывает синдром человека, выросшего в семье, которая жила только на зарплату: папа – экономист, мама – врач. Поэтому мы всегда думаем: что будут делать люди, если мы повысим цены? В результате закладываем минимальную рентабельность – но не растем. А стоять на месте для нас – это все равно, что тонуть. Но, в отличие от многих других хозяйств в республике, мы сумели сохранить предприятие. - В чем должно измениться отношение чиновников к аграриям? Почему сейчас оно далеко не оптимальное? - В целом мое мнение такое: управлять агропромышленным комплексом должны те государственные мужи, которые побывали в нашей шкуре. Опять же, можно вспомнить осетинскую притчу: говори о том, что у тебя умерла мать, только с тем, кто знает, что это такое – он поймет твое горе. А если в сельскохозяйственном ведомстве сидит человек, далекий от сельского хозяйства, считающий сельское население быдлом, то и результат будет соответствующий. Чиновникам нужно просто понять, что не будет никакой красивой жизни, если мы, извините, не будем копаться в навозе. Государство просто должно нас увидеть, а мы и дальше готовы работать сутками. - Если вернуться к западным санкциям, то в какой мере они представляют собой риск для вашего бизнеса, учитывая то, что вы занимаетесь разведением скота европейской породы монбельярд? - Слава богу, здесь мы уже не зависим от наших европейских партнеров. Мы разрослись до такой степени, что можем все делать сами, в том числе выращивать молодняк. Мы начинали с 330 голов скота – сейчас у нас уже около двух тысяч животных. При таких объемах мы можем двигаться дальше, не боясь санкций. - Может ли российское сельхозпроизводство, на ваш взгляд, заместить импортную продукцию не только количественно, но и качественно? - Если мы как следует возьмемся за дело, то сможем получить и более качественные продукты. Например, мы недавно сделали на основе традиционного осетинского сыра сыр с более длительным созреванием – до 90 дней. Кто его пробовал – все в восторге, говорят, что это отличный сувенир из Осетии, потому что можно везти в чемодане и не бояться, что пропадет. Чем это не альтернатива пармезану? К тому же в нашем продукте кальция больше. На самом деле я уже давно получаю много предложений из Москвы, Петербурга, Ростова открыть хотя бы по одному нашему магазину. Но нам нужна реальная поддержка государства, нас необходимо услышать. Филипп Громыко Источник: kavpolit.com
Загрузка...

Комментарии (0)

Оставить комментарий