» » Как сестры-близнецы с нуля построили многомиллиардный бизнес в Липецкой области

Как сестры-близнецы с нуля построили многомиллиардный бизнес в Липецкой области


Добавлено: 28 окт 2019 в 08:42, Категория: Экономика
Как сестры-близнецы с нуля построили многомиллиардный бизнес в Липецкой области
Елена Латышева

Фото: oblsovet.ru


В 2018 году липецкий агрохолдинг «Трио», основной бизнес которого — производство сахара, получил 17,1 млрд рублей выручки. Как сестрам Елене Латышевой и Евгении Уваркиной удалось с нуля вырастить миллиардную компанию?
/

Cахарные посредники

Сорокапятилетние близнецы Елена Латышева и Евгения Уваркина с детства приучены к земле, FORBES.RU. Их бабушка держала скотину и птицу в деревне под Липецком, куда они с родителями переехали из местечка Омсукчан в Магаданской области (сестрам, страдавшим астмой, врачи прописали более мягкий климат). Десять бычков, 200 уток, 100 гусей, перечисляет Латышева, а еще выращивали картошку и гладиолусы, которые девчонки продавали потом на рынке. Денег не хватало. В Магадане отец работал начальником эксплуатации автобазы, а мать — директором торговой базы. В Липецке он устроился заместителем директора авторемонтного завода, она — товароведом в магазин, но эта работа не приносила семье сопоставимого с прежним дохода. Приусадебное хозяйство было хорошим подспорьем.

Сестры не собирались связывать свою жизнь с сельским хозяйством. Уваркина после школы поступила в Инженерный химико-технологический институт в Казани, Латышева — в местный филиал Финансового университета при Правительстве РФ. Спустя два года Уваркина вернулась доучиваться в Липецк из-за болезни отца. После университета в 1996 году сестры устроились в региональное информационное агентство «Липецк», которое занималось продажей аналитической информации бизнесу. Уваркина работала в штате и отвечала за сахарное направление, а Латышева внештатно собирала информацию о рынке недвижимости. Спустя год сестрам пришла идея запустить похожий бизнес. «Информация о ценах на рынке и поставщиках быстро устаревала. Нам казалось, что гораздо полезнее сопровождать сделки от поиска клиентов до доставки и брать за это комиссию», — объясняет Латышева.

Начать решили с сахарного направления — контактов «сахарников» в записной книжке Уваркиной было больше, чем контактов риелторов у Латышевой. В марте 1997 года сестры сняли офис-комнату, купили два телефона и принялись обзванивать производителей и покупателей сахара. «Лишиться гарантированной зарплаты, когда у меня на руках было двое детей, да и Женя только родила, было огромным риском. В 23 года мы этого не осознавали — были еще по-юношески смелыми», — вспоминает Елена.

Латышева и Уваркина были посредниками, и крупные и мелкие региональные оптовики охотно покупали через них сахар. Продавцами выступали крупные столичные и иностранные компании, например «Продимекс», «Русагро», Sucden, которые перерабатывали сахар-сырец. «Купить сахар через нас было проще, — вспоминает Латышева. — Региональному бизнесмену в начале 2000-х годов было неудобно или некогда приезжать на завод и контролировать процедуру отгрузки. Все эти вопросы решали мы».

За неполный 1997 год сестры купили для своих клиентов 40 000 т сахара. Одна тонна тогда стоила около 4000 рублей, и с каждой сделки агентство получало комиссию 1–2%, объясняет экономику стихийного проекта Латышева.

Предпринимательницам повезло тогда и с рыночными условиями. После дефолта в 1998 году цены на сахар выросли более чем втрое — до 14 000 рублей за тонну. Обороты бизнеса выросли пропорционально. В начале 2000-х к предприимчивым сестрам присоединился младший брат — Николай Захватаев, и компанию назвали «Трио». Позже к семейному подряду подключился и муж Евгении — Геннадий Уваркин. Впрочем, формальными хозяйками бизнеса были и остаются Елена и Евгения.

Земля «родины»

В 2002 году команда «Трио» праздновала новый рекорд — за прошедший сезон компания продала около 200 000 т сахара. Никто из основателей и подумать не мог, что вскоре агентство станет сельхозпредприятием. Еще в 2000 году компания переключилась с закупки тростникового сахара у крупных производителей на закупку свекловичного аналога у фермеров. Все дело в сезонности, объясняет Латышева. Осенью купить тростниковый сахар у крупных трейдеров было почти невозможно — они ждали, пока заводы закончат переработку сахарной свеклы от фермеров. Именно фермеры в этот период активно продавали свой уже переработанный свекловичный сахар.

Сестры были не единственными, кто переключился на работу с небольшими хозяйствами. «Осенью к ним стекались десятки таких, как мы. Каждый хотел купить свекловичный сахар и продать его своим клиентам, избежав простоя», — вспоминает Елена. Латышева с Уваркиной тогда попробовали договариваться с сельхозпроизводителями заранее — вносить предоплату за сахар еще до начала сбора сахарной свеклы. Но уже через год осознали все риски этой модели: фермерам не всегда хватало денег или времени на уборку земель, из-за чего «Трио» недополучало предоплаченный товар.

Нужно купить свой свеклоуборочный комбайн и при необходимости помогать фермерам с уборкой, рассудили тогда сестры. Стоила техника несколько миллионов рублей. Выводить такую сумму из оборота было невыгодно, решили взять кредит. Выяснилось, что при покупке техники сельхозпредприятия могут рассчитывать на помощь государства — власти выплачивали часть процентных платежей. Заместитель главы администрации Долгоруковского района Виктор Боев дал совет, как превратиться в сельхозпредприятие, рассказывает Латышева: «Возьмите, говорит, бесплатно 3000 га почти обанкротившегося колхоза «Родина» и начните обрабатывать землю». Сестры согласились.

В колхозе «Родина» 80% земли никто не обрабатывал 10 лет. В собственности колхоза была старая техника, а на его счете — долги по зарплате сотрудникам. «Мы даже осознать все это не успели: был март 2002 года, мы только понимали, что надо подготовиться к осенним посевным работам», — говорит Латышева.

Определиться с выбором необходимой сельхозтехники помог Дмитрий Ягельский, коммерческий директор компании — поставщика импортной сельхозтехники «Технодом». Он предложил им осмотреть сельхозпредприятия в соседних областях. В поездке сестры познакомились с Александром Ретинским, владельцем частного агропредприятия «Русь» — лидера по урожайности сахарной свеклы в Орловской области. Он им подсказал, как и что сеять, какую технологию применять для вспашки.

Летом 2002-го сестры закупили у «Технодома» пару свеклоуборочных комбайнов, культиваторы, сеялки и опрыскиватели зарубежных марок Amazone, John Deere, потратив примерно €200 000–300 000, взятых в банке. К осеннему посеву успели обработать землю. На 3000 га высадили пшеницу, ячмень и сахарную свеклу, а весной собрали урожай.

Латышева, Уваркина и Захватаев вошли во вкус и начали на тех же условиях забирать для восстановления и другие заброшенные сельхозпредприятия под Липецком, в частности «Память Ильича» и «Олым» в Долгоруково. К 2005 году «Трио» управляло уже 10 000 га земли. «Тогда у хозяйств было столько долгов, что властям было выгодно, чтобы кто-то взял землю в аренду и начал ее обрабатывать. Выкупить старую технику и сооружения на брошенных хозяйствах можно было за копейки, но в придачу вы получали обязательства по налогам и зарплатам», — рассказывает Латышева.

Уже в 2006 году партнеры построили зерновой элеватор и пошли в новое для себя животноводческое направление. Сначала реконструировали соседний молочный комплекс на 1000 голов дойного стада, а потом построили собственный на 2000 голов, вложив 1,5 млрд рублей заемных денег. В 2007-м вместе с этими фермами «Трио» принадлежало уже около 17 000 га земли.

Вошли в «Черноземье»

За 2009 году «Трио» снова расширило бизнес — сестры стали владельцами сахарного завода в Ельце Липецкой области и еще 67 000 га земли благодаря слиянию с агропромышленным холдингом «Черноземье». «Трио» сдавало свою сахарную свеклу на Елецкий завод, а он в 2009 году оказался на грани банкротства. «В 2007–2008 годах мы начали предфинансировать его, а в 2009-м поняли, что риски зашкаливают — у предприятия было 400–500 млн рублей долгов», — вспоминает Латышева. По данным «СПАРК-Интерфакс», в 2008 году ООО «АПГ Черноземье» отчиталось об убытке 114 млн рублей и имело около 240 млн рублей займов и кредитов.

Холдинг «Черноземье» тогда принадлежал мужу Елены Латышевой Игорю Егармину, экс-владельцу телеканала «ОРТ-Казахстан» и радиостанции «Европа Плюс Казахстан», говорит ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Евгений Иванов. «В период с 2005-го по 2009-й сотрудники, которым Егармин доверил управление холдингом, не справились, и предприятие оказалось в экономически сложной ситуации. Для ее решения нужны были кардинальные меры, и он решил передать актив «Трио», — комментирует Елена Латышева.

За следующие пять лет «Трио» частично обновило оборудование на Елецком сахарном заводе и начало выращивать на землях «Черноземья» чипсовый картофель. С 2014 по 2017 год вложили 9 млрд рублей в модернизацию сахарного завода. Большая часть денег пошла на строительство собственной ТЭЦ и паровой жомосушки (машина для переработки отходов от сахарной свеклы). Они помогли предприятию ежегодно экономить до 300 млн рублей, которые прежде уходили на покупку электричества и пара. Выпуск сахара вырос втрое, с 60 000 т до 180 000 т в год.

Обновление Елецкого завода стало одним из самых масштабных на всей территории бывшего Советского Союза и Восточной Европы, уверяет Евгений Иванов.«Из заштатного завода он превратился в один из четырех лидирующих в России сахарных предприятий. Его доля на рынке выросла с 1,9% до 2,8%», — говорит он.

В 2015 году консолидированная выручка группы «Трио», по данным самой компании, составила 12,8 млрд рублей, около трети принес Елецкий сахарный завод. Но этот же завод чуть было не стал причиной провала.

Спасительная сделка

В 2017 году Латышева и Уваркина закончили масштабное обновление и предвкушали рост продаж и рентабельности. И вдруг с июня по сентябрь оптовые цены на сахар обвалились в два раза. В 2018 году падение продолжилось — 21% за I квартал. Несмотря на небольшой рост выручки, до 14,4 млрд рублей в 2017-м, долговая нагрузка группы зашкаливала и достигла рекордных 17,8 EBITDA против нормального для отрасли показателя 3,9 годом ранее. Финансовый долг группы, в значительной степени связанный с модернизацией завода, незначительно вырос — примерно на 1 млрд, до 11,8 млрд рублей, но EBITDA «Трио» рухнула с 2,76 млрд в 2016-м до 663 млн рублей в 2017-м. Финансовый результат ухудшился по всем направлениям бизнеса группы. Но именно ситуация с заводом выглядела катастрофически: его EBITDA достигла отрицательных значений (минус 321 млн рублей), а это означало, что предприятие неспособно платить по долгам. Нужно было срочно принимать меры, вспоминает Латышева.

Руководители группы «Трио» рассматривали два варианта выхода из ситуации: рефинансирование кредита и поиск стратегического инвестора. К концу года остановились на втором. Желающие приобрести долю в компании или выкупить завод, по словам Латышевой, выстроились в очередь. «Мы были вишенкой на торте для всех крупных игроков, — с гордостью рассказывает она. — Общались с «Русагро», «Продимексом» и с другими». Но покупка завода, которым по-прежнему хотели управлять основатели, им была неинтересна. Представитель «Русагро» комментировать ситуацию отказался. Компания «Продимекс» на момент публикации на запрос Forbes не ответила.

Латышева, Уваркины и Захватаев решили присмотреться к игрокам поменьше и вспомнили про своего давнего партнера — французскую группу Sucden, у которой уже было три сахарных завода в России. «Трио» много лет сдавало им свеклу на переработку. Sucden — французская группа с глобальным оборотом порядка $6 млрд, которая ежегодно закупает и отгружает около 9 млн т сахара. «Мы максимально близки по стратегии: и они, и мы ориентировались на оптовых покупателей качественного сахара, таких, как, например, PepsiCo. Подумали, что мы усилим их позиции на рынке, а они — наши», — объясняет Латышева. По словам Глеба Тихомирова, финансового директора Sucden в России, покупка контрольного пакета завода помогла сахарному гиганту увеличить рыночную долю и сократить расходы. «Нам сделка позволит, например, дешевле закупать удобрения, а «Трио» — значительно усилить свое финансовое положение», — говорит Тихомиров.

В конце января 2019 года компании подписали первое соглашение о партнерстве, а в мае оформили сделку. В ООО «Агросервис» «Трио» перевела Елецкий сахарный завод, около 64 000 га пашни, где выращиваются сахарная свекла и зерновые культуры, а также 5,6 млрд рублей долгов, приходящихся на завод. Sucden внесла в капитал «Агросервиса» 4,15 млрд рублей и получила, по данным «СПАРК-Интерфакс», 51,54% предприятия. Деньги от французов пошли на погашение части долга завода и пополнение оборотных средств.

В собственности «Трио», помимо части активов совместного с Sucden предприятия, остались молочные заводы и 25 000 га пашни. После объединения с Sucden пути сестер, которые много лет строили бизнес вместе, разошлись. В 2019 году Евгения Уваркина решила уйти в политику и в июне стала мэром Липецка. Свою долю (19,75%) она передала в доверительное управление холдингу «Трио».

Автор: Ксения Мельникова Forbes Staff. 28.10.2019



Загрузка...

Добавлено: 28 окт 2019 в 08:42
По материалам: most

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: